?

Log in

No account? Create an account
Любимый

prostitutka_ket


Екатерина Безымянная. Разноцветная жизнь.


Previous Entry Share Next Entry
Квартирные хозяйки.
Любимый
prostitutka_ket


Я обожаю старые квартиры.
Типовое жильё многоэтажек не вызывает у меня такого трепета, который способны вызвать лабиринты из странных, часто полутёмных комнатушек и проходных кухонь-коридоров с внезапными кладовками и санузлами, появляющимися в самых неожиданных местах.
Иногда, побывав в какой-нибудь из таких квартирок, очень ясно понимаешь, что до революции тут, должно быть, был хлев, или конюшня, или ещё какая хозпостройка, в которой хранились дрова, а потом пришли люди, раздербанили себе этот хлев или конюшню, вынесли дрова, настелили полы, повесили люстры, поставили стенки и стали жить.
Ну не могло же это быть построенным для людей. Но люди живут. И ещё десятилетиями, наверняка, жить будут.

Собственно, именно в такой квартире мы с Лизкой и были в гостях. У её старинной знакомой - Маринки.
В квартире был вполне сносный ремонт и приличная мебель, но дух и планировка были именно такие, какие можно встретить только в таком, очень старом жилье. И да, мы сидели на кухне, которая была одновременно и прихожей, и даже спальней, если вдруг приспичит.

Мы пили чай и болтали о девичьем.
Идиллию нарушил стук в дверь. Кто-то потарабанил пальцами, потом ручка задёргалась, с той стороны, видимо, поняли, что на замок не закрыто, дверь распахнулась и на пороге возникла грузная женщина лет шестидесяти.
Судя по тому, как резво она шагнула через порог, даму эту Маринка давно знала.

Что говорит человек, забежавший в гости даже на минутку?
Забудьте всё, что вы знали об этикете. Дама сказала:
-Ой, а чего это вы тут сидите?
И посмотрела на нас с подозрением.

-Эвелина, здрасьте! - выдохнула Марина, приличия ради встала со стула и уточнила, повернувшись к нам, - соседка моя.
-Сиди, Мариночка, сиди, - замахала руками соседка, - я вообще на минуточку, только спросить.
(На нас она не обращала больше никакого внимания, даже не поздоровалась.)
-Давайте, - сказала Марина.
-Мариночка, - затараторила соседка, - у тебя по знакомым никому жильё не надо? А то мои съехали, я буду искать, так может ты узнай, кому надо, я возьму, только чтоб чистоплотные и без животных. И чтоб нормальные были! Лучше девушек. Студенток. Но только чтобы на последних курсах!
-Хм, - Маринка сделала вид, что думает (откуда у тридцатипятилетней женщины знакомые студентки-то?), - вроде, никому не нужно, но я поспрашиваю.
-А то представляешь, - соседке будто не так важно было найти новых квартирантов, как поговорить о старых, - эти уехали. И слава богу! А что ж я, себе в убыток им должна? Я им подняла, а они не захотели, представляешь! Ну пусть, пусть, где они себе ещё такую дуру найдут!

-Я подумаю, - ещё раз кивнула Марина и по всему было видно: хочет, чтобы соседка побыстрее испарилась.
-У меня есть! - вдруг сказала я. - Только не студентки, а семейная пара, но нормальные, без детей, хорошие люди. А сколько вы за квартиру хотите? И какая она там?

Эвелина внимательно-оценивающе посмотрела на меня. Я интуитивно поняла: вычисляет по моему виду, насколько приличны у меня друзья.
Судя по всему, рассмотренное её полностью удовлетворило, потому что она расплылась в улыбке:
-Ой, хорошая квартира, чистая, не сырая, две комнаты, окна везде…
-А сколько вы хотите? - поинтересовалась я.
-Квартира очень приличная, - она будто и не слышала меня, - ковры везде на полах, шкаф-купе, кресла в коже…
-Так сколько? - не унималась я.
-Хочу восемьсот долларов, - обозначила она цифру.
(Краем глаза я отметила, как вытянулась у Маринки лицо, когда она услышала эту цену.)

-А можно посмотреть? - спросила я. - Это просто мои очень близкие друзья, так я посмотрю, им расскажу, чтоб они уже знали, стоит-не стоит им ехать смотреть.
-Конечно, посмотрите, расскажете потом им! - согласилась соседка. - Только давайте минут через двадцать, я там немного приберусь, а вам Мариночка покажет, куда. Хорошо?
-Хорошо, - согласилась я.
И Эвелина выпорхнула за дверь.

Маринка подала голос разу после её ухода.
-Пи*дееец! - сказала она таким тоном, будто услышанное несколько её шокировало. - Пи*дееец!
-Что такое? - спросила я.
-Цена! - выдохнула Марина. - Бл*ть, восемьсот долларов! Ващще ополоумела?!
-А что не так? - вступила Лизка. - Если квартира норм.
-Да какой норм! - начала возмущаться Марина. - Девки, вы б видели ту квартиру! Восемьсот! Аааа! Причём, девки, она поднимает каждые несколько месяцев. Вот как у неё новый квартирант - так она и поднимает. Там вечно какие-то то студенты живут, то вообще непонятно кто… Они меняются, я их даже запомнить не успеваю. Прошлые, по-моему, и двух месяцев не прожили. Она их натурально выживает.
-А чего уходят? А договор? - начала недоумевать Лизка.
-Ой, какой там договор! - отмахнулась Марина.

Я хмыкнула.
-Кстати, кто это у тебя квартиру снимать хочет? - вдруг спросила меня Лизка.
-Никто, - честно ответила я, - наврала. Мне просто захотелось квартиру посмотреть, ты ж знаешь, как я люблю все эти старые халупки… Любопытно просто. Пойдёшь со мной?

* * * * *
Через двадцать минут Марина показала нам старую дверь отдельного входа в глубине двора. Дверь была явно "на коленке" обтянута довольно непрезентабельным дерматином, который по уму-то давно стоило отправить на пенсию. Вместе с самой дверью, да. Ещё лет двадцать назад.
Возле двери было маленькое окошко, даже, скорее, не окно, а форточка.
-Сюда?! - изумилась Лизка.
Марина кивнула и хихикнула.
-Ты хочешь сказать, что квартира с такой дверью сдаётся за восемьсот долларов? - не выдержала я.
-Я хочу сказать, что ты вообще недооцениваешь масштабы, - кивнула Марина и постучала в дверь.

-Идууу, - закричала с той стороны Эвелина, распахнула дверь и мы бочком, по-одному, протиснулись в квартиру. Бочком - потому что рядом с дверью, занимая примерно треть прохода, разместился странного вида высокий кухонный шкаф, явно слепленный кустарно. Лет эдак сорок назад.

После шкафа стало попросторнее. Мы оказались на проходной кухне.
Впрочем, этот узкий и длинный рукав, размером примерно полтора на шесть метров, полноценной кухней можно было назвать с большой натяжкой. После шкафа на полу начиналась старая, изрядно трёпаная дорожка, сбоку на стене была прибита массивная древняя вешалка.
Сразу после вешалки была двойная дверь в комнату, после двери под стеночкой стояла плита, дальше выпирала широкая квадратная колонна, за ней стояли одинокий обеденный стол с двумя задвинутыми табуретками, мойка и колонка. После колонки тоже была дверь. Очевидно, в санузел.
И всё. То есть, вообще всё. Ни полочек, ни навесных шкафчиков - ни-че-го.

Ах, да! Стены были крашеными. Не модной какой-нибудь, современной покраской, а ещё той. Помните? Примерно до уровня глаз голубая краска, а выше, до потолка, белая.
Эвелина, тараторя что-то про прекрасную квартиру, провела нас в комнату.
Комната была большой и пустой. Окна - старыми, двойными. На полу - дешёвый и далеко не новый ковролин, на стенах - не менее дешёвые обои, от старости пошедшие пятнами внизу.
У стен стояли раскладной диван-книжка, коричневый стол с потрескавшейся лакировкой и два кресла. Тех самых, кожаных, которые она расхваливала.

Впрочем, логичнее было бы назвать эти кресла замшевыми или что-то типа того. Уже замшевыми. Потому что от времени кожа на них так истёрлась, что местами начала проступать мездра.

Мы с Лизкой переглянулись.
Маринка была безучастной, она ж видела это не в первый раз.
Эвелина пожаловалась нам на квартирантов, порезавших одно из кресел, и даже показала нанесённый урон - примерно двухсантиметровую прореху, явно получившуюся потому, что кожа банально лопнула.
"Изрезали" (с), ага...

И провела нас в следующую комнату. С таким же ковролином и обоями.
Из всей мебели там был только шкаф-купе во всю стену. К слову, он вообще был единственной приличной мебелью в квартире. Нам было рассказано, насколько дорогой этот шкаф и даже что "за шкаф, если что, спрошу особо!".. Хотя чего там дорогого - купе и купе...

Мы снова вышли на кухню и потопали к двери в туалет.
За эти пару метров она снова пожаловалась нам на бывших квартирантов, "чем-то так заляпавших стол", что она полдня провела, только оттирая его.
(Стол-то был чист, но его, ей-богу, проще было выбросить. Ну, на крайняк, снести на барахолку. Рублей за сто.)

Санузел уже не удивил.
Жёлтая от времени ванна, чуть треснувший умывальник, малопрезентабельный унитаз, трап в полу, в красно-белой старой плиточке, и полностью крашеные зелёным стены. Ни зеркала, ни полочек, ни-че-го.
Кстати, в квартире не было холодильника. И стиралки не было. Микроволновки, как вы понимаете, тоже.
Про зомбоящик я молчу.

Я не задавала вопросов. Да и некуда их было задать. Мадам беспрестанно рассказывала нам правила: не курить, не сорить, не водить… ну, вы понимаете. Особо уточнила, что оставляет за собой право иногда прийти и проверить выполнение условий… Пять раз оговорила, что оплату принимает только и исключительно в долларах, и чтоб никаких там этих "по курсу".

Я пообещала передать друзьям, она написала мне свой телефон, мы попрощались и пошли назад, к Марине.
-Бля! - только и выдохнула Лизка.
-Не "бля", а восемьсот долларов, - уточнила я.
-И ведь найдёт, девки, кого-то, - сказала Марина, - она всё время их где-то находит, цену поднимает, а всё равно находит, я даже поражаюсь…

* * * * *
В моей жизни почему-то не случалось странных квартирных хозяев. Не попадала я на Эвелин, приходящих внезапно с проверками и трясущихся за шкафы и старые кресла, не имела дела со странными старушками и, кажется, никогда и не ругалась.

А вот девки - те рассказывали, да.
Ксюха рассказывала, например, как проснулась в восемь утра от шума и голосов в коридоре, выскочила с перепуга, как спала, то есть, ну совершенно голая, и застала квартирную хозяйку, а с ней - двух бородатых мужиков не славянской наружности, деловито осматривающих стены. Точнее, сначала они уныло осматривали стены, а потом, уже гораздо более веселее - саму Ксюху.
Ксюха, кстати, собиралась через три дня съезжать. А хозяйка вот уже, не дождавшись срока окончания аренды, привела в квартиру свеженайденных гастарбайтеров, которые после должны были навести там марафет. Привела, чтоб, значит, оценить - что и во сколько обойдётся.
Открыла своими ключами. Ксюху предупреждать о грядущем визите почему-то не посчитала нужным.

На квартиру к Ирке вломились с обыском.
Ирка шла с рынка в прекрасном настроении, и даже что-то там себе насвистывала. В одной руке пакет, в другой - букет.
Открыла дверь и… была встречена бравыми ребятами в форме и зачем-то с автоматами. Ребята особо не церемонились, сначала поставили Ирку мордочкой к стенке (ну хоть не на пол уложили), а потом уж начали задавать странные вопросы.
Оказалось, то ли прежние квартиранты, а то ли сам хозяин квартиры намутил каких-то тёмных дел (за давностью уже и не вспомню, кто там и чего), короче, его взяли и пошли шерстить всё движимое и недвижимое.
Это Ирка неделю как квартирку-то сняла. Говорит, обыскивали так, что аж розетки из стен зачем-то повынимали.
Она, кстати, потом в этой квартире ещё года два прожила.

Оля снимала старенькую, но весьма ещё приличную квартирку, в которой стояла старинная стенка, а в стенке, под стеклом, вазы, чашки и супницы. Смотрелось немодно, но красиво.
На поверку, при первом же вытирании пыли оказалось, что посуда в этой стенке (вся, абсолютно вся!) битая и колотая, только повёрнута наружу целыми частями. Нашлась даже чашка, у которой бока были просто приставлены к отбитому дну, даже не приклеены. Чашку в руки взяла - дно осталось.
Сказала хозяйке. Та сразу же устроила скандал и попробовала стребовать денег, мол, посудка-то до того, как Оля въехала, совсем целёхонькая была…

Даже Андрей мой - и тот приколол, как, живя несколько лет в Польше, снял однажды полдома у пани Янины, семидесяти шести, что ли, лет.
И всё бы ничего… если бы пани не была со странностями. Её частенечко перемыкало.
Ну как перемыкало… Опущу все мелкие случаи, расскажу лишь, как однажды, когда у него в гостях был друг, старая пани постучалась в дверь его части дома. Он открыл и было ему видение, от которого хотелось протереть глаза: пани Янина шагнула в коридор, одетая в платье из сетки.

То есть, платье из сетки и всё. Совсем всё.
Соски где-то в районе живота нашли таки дырочки этой самой сетки и торчали оттуда прямо наружу.
Про то, как выглядело остальное, Андрей мне тоже, конечно, рассказал, но вы тут додумайте сами.
И если вкратце - пани Янина поинтересовалась, не нужна ли компания двум молодым людям. Весь остаток вечера молодые люди занимались тем, что деликатно выпроваживали пани на её половину дома.
Возраст - дело такое. Кому мудрость даёт, а кого в голову шарашит...

* * * * *
В общем, расскажите, народ, кто снимал - у кого чё прекрасного было? Хоть посмеёмся.
________

© Екатерина Безымянная


promo prostitutka_ket february 3, 13:54 110
Buy for 3 000 tokens
Дратути) Моя книга "Беги. Мучители. Манипуляторы" появилась в сети книжных магазинов Читай-Город в печатном виде. Так что, если кто-то хочет получить эту книжку в бумаге, теперь есть такая возможность. Можно заказать в интернете, привезут, можно позвонить в Читай-город и выяснить, в каких живых…

  • 1
Я одно время снимал хату в центре Питера. Звучит громко, а на деле-та еще халупа...

Так хозяйка раз в две-три недели заходила и сообщала, что именно надо сделать. Ну то есть, не спрашивала, а сообщала. Захотелось ей сменить дверь в одну из комнат, как-то утром приехала с бравыми ребятами, открыла своим ключом, сняла и унесла дверь в комнату. До следующего ее визита так и стояла комната нараспашку.

В другой раз она приехала, так же открыла своим ключом, зашла ко мне в комнату(я спал в объятиях своей женщины, не очень одетый), как ни в чем не бывало осмотрела стены и ушла.

Если бы не крайне низкая стоимость проживания, съехал бы после первого же случая...

я просто не весь трэш помню)) у меня в жизни его было, есть и, видимо, будет дофига. Еще запоминать...

Вспомнилась записка. Сняли мы со знакомой в Питере в 2003 квартиру, только после ремонта. Хозяйка иногда приезжала, что-то там доделывала, карнизы вешала. И очень мне врезалось в память ее послание, оставленное в один из ее визитов, пока мы были на работе. "Девочки, повесьте на окна сетки. Мухи загадят нам все обои." Мы поржали над полчищами мух, снующих по квартире, но сетки повесили, а то бы еще выгнали нас :)

ой у меня как раз завалялись ужасы.
Знаете наверное, как у студентов популярны съемные КОМНАТЫ, а не квартиры? Особенно у молоденьких девочек после 9го класса, родители меньше волнуются, дешевле да и вообще.
Суть в том (если вдруг кто не сталкивался), что сдается комната в квартире. Одна или две из всех что есть. Мы заселяемся в две комнаты (три девочки-сокурсницы, всем по 15 лет), в третьей дальней живет БАБУШКА, 92 года.
Умный человек уже заподозрил подвох.
цена даже для 2008 года была крайне низкой - две тысячи с носа, итого бабушке 6. Отдельных счетов за воду-электричество не было, в эту стоимость входило все.
Каким был на самом деле пакет услуг за две тысячи мы узнали почти сразу.

1. КУХНЯ
Любая посуда должна быть перевернута. Не перевернешь сама - перевернут и выговор. иначе в ней скапливается негативная энергия. Если посуда (тарелка-кастрюля-чтонибудьеще) вдруг НЕ пустое и стоит в холодильнике - крышки недостаточно. НУЖНО ЗАВЕРНУТЬ В ПАКЕТ. Тарелку ли, кастрюлю на 6 литров (оптом варили супы), неважно. Пакет должен быть обязательно.
готовить фактически нельзя. Мы маленькие, глупые испортим все, сожгем весь дом. Мы конечно готовили. Но она все время, ежесекундно находилась рядом. Неважно, варишь ли ты пельмени, ставишь ли чайник (лектрический блять обычный чайник!), да что угодно. Причем без ее присутствия строго запрещено что либо делать, даже если ей приспичило пописать - снимаем с плиты недоготовленное, выключаем все и ждем возвращения.
И рис.
Бабушка готовила себе чудо - творог, который почему то называла рисом. Это были такие специальные личинки, похожие может быть отдаленно на рис, но не более, потому что они блять были ЖИВЫЕ. они опускались в чутьтеплое молоко и превращали его в творог, из которого бабушка часами (!) доставала эти "рисинки". это ужасно мерзко, скажу я вам. Просто неебически отвратительно. И вот ИХ завернуть в пакетик было никак нельзя, им надо дышать!

2. ВАННАЯ
В ванной можно ТОЛЬКО мыться, в том смысле что делать маски, краситься, выдавливать прыщи в конце концов, даже петь в душе - НЕЛЬЗЯ. После принятия душа нужно обязательно протереть зеркало, а зеркало кстати доисторическое, во всю стену (ладно хоть небольшая стена-то), и ужасно мутное, то есть доказать что ты протерла - невозможно, приходится стоять в халате и при ней КАЖДЫЙ ДОЛБАНЫЙ РАЗ тереть тереть и тереть пока она не вспомнит что оно чуть моложе ее.
Но зато в ванной можно было делать кое что еще. В прихожей стоит коробка, приходя домой надо в общем коридоре снять обувь, положить ее в коробку, пройти в квартиру и в течение 30 секунд с момента перешагивания порога обувь надо помыть. в ванной. с мылом.
Вопрос на засыпку, как часто мы покупали новую обувь за эти 3 месяца, при учете что на дорогую обувь у нас денег не было впринципе?

*продолжение*

3. КОМНАТЫ
пожалуй самое большое зло из всех.
Одна из "наших" комнат была гостинной, другая спальней. в спальне - две кровати, шкаф и тумбочки у кроватей, в гостинной диванчик. Как раз на троих. Еще в гостинной был сервант, стол достаточно большой и удобный (мы же студентки, надо заниматься!), и все было бы миленько-красивенько если бы не одно но.
Прах мужа бабули на полочке по центру. С фотками вокруг, ленточками черными. Проблема была в том что обе мои соседки были верущими (в разумном смысле), причем одна католичка, другая мусульманка (это будет чуть позже важно). Прах их очень сильно напрягал.
На столе у нас были привычно разложены учебники, безделушки, тетради и прочее-прочее прочее. Сразу скажу - это все было разложено в порядке. Вид не портило, никому не мешало (а еще вспомним что книжных полок то нет в комнате, больше тупо некуда это сложить, а мы студенты).
Каждое утро мы уходили в училище.
Бабушка заходила в комнату. И в картофельный мешок скидывала абсолютно ВСЕ ЧТО ВИДЕЛА. В ОДИН МЕШОК. Шкатулки с украшениями (золото там тоже бывало надо сказать, хотя в массе своей безделушки), тетради, учебники (казенные!), косметику, одежду, например концертное платье девочки, вывешенное после глажки - вечером концерт, в шкафу оно слегка приминается, бальное.
ВСЕ. ТУПО. В.МЕШОК.
Я даже не могу это комментировать никак, представляете наверное как сильно у меня до сих пор горит от этого.
Незаправленная постель была самым страшным кошмаром, и он коснулся лично меня. Именно я в один прекрасный день проспала и решила что нет смысла заправлять (даже не догадалась, вот честно что так все повернется, до этого все время заправляли все, и все было ок в этом деле).
Когда я вернулась с учебы начался ад.
На меня никогда в жизни не кричали родители, меня никто не бил и не ставил в угол, но при этом в 15 лет я не была избалованной курицей, меня просто воспитывали другими методами.
Но тут на меня начали орать. Да так что стены дрожали. Женщина - сосседка потом долго спрашивала, действительно ли это Нина Евграфовна визжала - она внешне очень милая малюсенькая старушка.
Меня избили шваброй до синяков.
Финалом стало то, что мне было предложено блюдце. Положить туда кусочек пряника, монетку, и прочитать стоя на коленях молитву. Я уже упоминала что я атеистка. Я рыдала несколько часов, за то что я не знала молитвы меня продолжали бить.
через примерно 3,5 часа мой мозг настолько вскипел, что выдал "отче наш", который я в детстве читала в библии детской, и несколько раз слышала где-то в фильмах (хотя бы первые несколько строчек, дальше мне удалось притвориться раскаевшейся и шептать невнятную чушь).

А теперь весь этот ужас дополняем картиной. Три девочки из деревней. С друг другом не виделись до въезда в эту квартиру, даже знакомы не были. Город чужой. Ты - взрослая, маме сказать стыдно, страшно, ты ведь впервые в такой ситуации. У соседок вообще трибунал - старших нужно уважать, ибо мудрость божья и все такое и вообще жила была девочка - сама виновата.

В общем мы нашли квартиру сами, и в один прекрасный день всю ночь собирали вещи как мыши, в 6 утра вызвали газель-такси, и тихо ушли. Деньги на оплату месяца потратили на новую квартиру, без всяких бабушек.

Надо ли обьяснять что в новоселье мы все, не смотря на религии, впервые с огромным удовольствием пробовали водку?

крючок надо присобачить было сразу же.

а вот ни хрена. Не имел права.

После того случая поставил ультиматум-или таки ставлю, или таких фокусов больше не будет. Поворчала, но согласилась.

люди многое делают, на что у них якобы прав нету) тут все от вас зависит. перефразируя ликомеда: крючок не право и не привилегия. это трофей!

Брат студентом снимал комнату в ленинградской квартире. Стоило это недешево - все-таки метро Владимирская в трех шагах, центр города. А остальное похлеще Вашего описания - кухню не помню, они меня туда не пустили, чтобы их не выгнали из квартиры, а вот окно было - большое согласно 19 веку. Только выходило оно в подворотню.

не хочу повторяться. Все что с человеком было он помнит, все самое страшное, не на уровне осмысленных воспоминаний, а глубоко в подкорке, в генетической памяти. Она состоит целиком из таких моментов. Только самых Ужасных. В надежде не повторять их. И что же? ))

  • 1