Екатерина Безымянная. Разноцветная жизнь (prostitutka_ket) wrote,
Екатерина Безымянная. Разноцветная жизнь
prostitutka_ket

Category:

Реальность Кристины.

В нашей жизни начинает происходить ровно то, о чём мы думаем.
И не важно, хотим мы этого или нет.
Это работает очень просто и работает всегда. Как только ты на чём-то акцентируешь внимание, оно начинает находить тебя везде.

* * * * *
Полетели мы в Одессу. С пересадкой в Минске.
В программе были: шашлык, море, шашлык у моря, море с шашлыком.
А получилось… я не знаю, почему так получилось. Но на море мы были один раз, на шашлыке - тоже.
...почти всё остальное время мы спасали Кристину. Ну как мы…

Совершенно не важно, кто такая Кристина.
И даже не важна пошаговая хронология событий, скажу только, что к моменту нашего приезда запой у Кристины продолжался долго-долго, и на неё уже даже махнули рукой близкие, но… вы же понимаете, махнуть-то махнули, а человека жаль. А посему - невольно втянуты. Да и Кристина звонит.
А мы как раз в гостях.

Вот и получилось, что все мы занимались тем, что не давали спиться Кристине.

Кристина звонила на ночь глядя, и мы потом в одиннадцать вечера шарахались по совершенно тёмному спальному району с гордым названием Поскот, где-то ближе к окраине города.
Вы представляете, что такое спальный микрорайон, в самой его глубине и вообще без света? Не горит ни одно окно и ни один фонарь. Тьма такая, что не видно собственных рук перед носом. Какая-то авария.

Мы вышли из маршрутки почти на конечной, среди домов, хором сказали "данунахуй", и почти бегом ломанулись к остановке. До Кристины не дошли, это было бы самоубийством.
До сих пор не понимаю, почему нас не гопстопнули и не убили за те четыре минуты, что мы бежали к остановке - видимо, не разглядели.

...а когда на следующий день дошли к Кристине уже по светлому, я….
Нет, мне даже не очень стыдно об этом рассказывать.
Мы приехали с шашлыков, и конечно, мы там пили не сок.
А тут позвонила Кристина с каким-то неимоверным пьяным бредом. И мы, две девочки, поехали к ней, давать люлей, потому что сколько можно пить.
Наши мальчики остались дома, это были женские движухи.

У Кристины дома обнаружился знакомый наркоман, который, как неожиданно выяснилось в процессе разговора, носил Кристине водку, взамен вынося из её дома всё то уже даже не очень ценное, что у неё можно было подмутить.
Там была какая-то очень хитрая схема.
Но я не стала разбираться в схемах.
Я взяла из мусорного ведра ту самую бутылку, которую он незадолго до этого принес, и дала ему по голове. Ненавижу наркоманов, черти.

Дальше у нас была драка и силами двух дам (меня и подруги, сестрой которой Кристина и приходится) наркоман был выдворен.
Карманы его куртки я обчистила лично (проверяла, не успел ли чего подмутить из Кристининого дома). Не успел.

...но старенький телефон без задней крышки, перетянутый резиночкой, чтоб батарея не отваливалась, две гривны мелочью и карту постоянного клиента ломбарда я тоже не стала ему возвращать. Ибо нечего тут.
Наркоман убежал вместе с курткой (и пусть скажет спасибо!), потом мы за волосы затаскивали домой Кристину, бегавшую по парадной.

На память о встрече у меня остался синяк на скуле (дотянулся ногой, сволочь), а у подруги - подбитый подбородок. Кристину уложили спать и уехали.

Кристина позвонила через день и сказала, что её приглашают на беседу в райотдел - ей звонили, тот нарик написал на нас на всех заявление в полицию.
Так что когда меня подадут в международный розыск - знайте: это за то, что я избила и обокрала одесского наркомана.

...и в конце концов мы были в приёмном покое больницы, куда Кристину ещё через день оттарабанили на скорой, вызванной добрыми соседями; оттуда позвонили сестре. Я поехала за компанию.
Доктор, осматривавший Кристину до нашего приезда, сообщил нам, что у неё вообще всё в порядке, не считая запоя. Так что - домой.

Кристина к этому времени из приёмного успела сбежать. Потом мы её нашли, немного вломили и решили её к ней домой не везти - ибо совсем сдохнет, а жаль, девка-то хорошая. Забрали к себе.
Такси вызывать было не вариант, Кристину херовило, повезли на трамвайчике.
У трамвайной остановки около нас паслись алкаши с сочувствием. Откуда они взялись - до сих пор не понимаю. Притянулись на Кристину.

Потом мы всей толпой пасли Кристину, чтобы она не сбежала.
Кристина нашла дома бутылку коллекционного вина и выжрала её в туалете в одно горло, попутно возвращая в унитаз: организм не принимал.
Мы отловили её на моменте, когда вина уже не осталось. Про вино дома совсем забыли.
И, главное, отвлеклись-то все буквально на три минуты.

Потом полвечера, пока наши мужики караулили Кристину, мы, сидя в каком-то кабаке, обзванивали варианты: государственная наркология могла забрать человека без его воли только в отчаянной белке, частные стоили неподъёмно дорого. Так и не решили ничего.
Посему полночи прятали ключи и слушали Кристину, пытавшуюся то найти спиртовую настойку пиона, то сбежать в решётку окна в халате и зачем-то с зонтом, то ежепятиминутно подходившую к нам с фразой, ставшей за ночь крылатой: "ну хоть двадцать капель".

Часом позже мы с Андреем вышли за сигаретами. Через два шага от парадной к нам пристали два жутко синих человека и спросили, видим ли мы всё это. И показали куда-то на фонарь.
Мы покивали понимающе. Конечно, видим!

Тремя минутами спустя, за углом, у ночного магазина, внезапно обнаружилась поляна: прямо на улице, на подоконнике - водка и запивка в пластиковых стаканчиках.
Мы всего-то подходили к двери магазина, и прошли слишком близко от подоконника, когда к нам подскочил местячковый синяк непонятного пола и, растопырив руки, заорал: "Эээ! эээ!!! ребят-ребят, это моёёё!".
Он реально подумал, что мы хотим жахнуть его водочки, пока она без присмотра.

И тут я поняла, что ко мне прицепилась реальность Кристины.

Мы уезжали утром.
Кристина ловила падающий потолок, тряслась и пыталась найти пион. Оставшиеся с Кристиной обзванивали наркологии и христианские реабилитации, лечащие словом божьим и трудом, и просившие за пребывание у них по девять тысяч гривен.

За пять метров от парадной до такси какой-то нарк попытался стрельнуть у нас сигаретку.

* * * * *

Знаете, что начало происходить сразу же, как только я вернулась домой?
Изо всех щелей полезли алкаши и наркоманы.
Я не шучу.
Мне позвонил Ванэ, которого я триста лет не слышала и не хотела, некогда мажорный мальчик, который, уже ясно, плохо кончит. Он зачем-то где-то откопал мой номер, позвонил узнать, как у меня дела и "мож, пересечёмся где-то?".
Пересекаться с Ванэ - это за вечер узнать половину наркоманских вписок города.

Мне позвонил один из приятелей Паши, тоже торч, и чего он хотел - я так и не поняла. Просил чей-то номер, кого-то, которого я даже не знаю, но который у меня вдруг почему-то может быть. Под конец спросил, нет ли у меня одолжить на два дня полторы тысячи рублей. Я сразу стала бедна, как церковная мышь.
На улице встретилась Юлька (она вообще живёт в другом конце города, мы не пересекались несколько лет), и я охренела, увидев её: плохо замазанный синяк на лице, характерный запах, всё с тобой понятно, девочка, ты к этому шла.

И мы вышли погулять.
Я никогда, вот ни разу в жизни не видела, чтобы в моём совершенно приличном дворе, вот прямо на красивых лавочках перед парадной, которые даже никто ещё не расписал матерными словами, отдыхали бухарики.
Я притащила с собой другую реальность.

В нашей жизни начинает происходить ровно то, о чём мы думаем.
И не важно, хотим мы этого или нет.
________

© Екатерина Безымянная

Tags: разноцветная жизнь
Subscribe
promo prostitutka_ket февраль 3, 13:54 113
Buy for 3 000 tokens
Дратути) Моя книга "Беги. Мучители. Манипуляторы" появилась в сети книжных магазинов Читай-Город в печатном виде. Так что, если кто-то хочет получить эту книжку в бумаге, теперь есть такая возможность. Можно заказать в интернете, привезут, можно позвонить в Читай-город и выяснить, в каких живых…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 128 comments