Екатерина Безымянная. Разноцветная жизнь (prostitutka_ket) wrote,
Екатерина Безымянная. Разноцветная жизнь
prostitutka_ket

Categories:

Спасатели хреновы

Звонит мне сегодня подруга, говорит, прочитала я твой пост в блоге, про маленького бога, давай я тебе историю расскажу, хочешь, можешь написать.

10911181658211975


В том городе, где я раньше жила, была у меня приятельница Оксана.
Ну как приятельница, соседка, я на шестом, она на втором. И как-то мы с ней заобщались. Мне всегда казалось, что она неплохой человек, просто жизнь у неё так сложилась…
Она лет на пять меня старше. Но она такая была… как тебе сказать, не очень здоровая; тучная, даже вроде с инвалидностью по общему заболеванию, вот я не помню, правда, то ли сделала её, то ли хотела сделать… на ноги тоже жаловалась вечно.
Там у неё, если честно, вообще всё было не хорошо, ну… бедность, прям скажем. Она особо и не работала, убирала по утрам какой-то офис, еще чем-то где-то иногда перебивалась.

У Оксаны был сын, взрослый, что-то чуть за 20, и он тоже такой, неблагополучный получился, с компанией связался, не учился, не работал особо, день через день с ягой, может еще что принимал…
Не знаю, где деньги на это брал, ночами пропадал, может делали чего. Короче, Ксюхе на самом деле жилось тяжеловато.
И ещё у неё два котика было, Муська и Вася. Но, кстати, стерилизованные, тут уж она как-то постаралась.
Мы с ней так общались по-соседски, тем более, у меня тоже два котика. И я ей там кормом периодически помогала, ну такое...

И вот как-то просыпаюсь утром, вижу от неё сообщение, мол, ох, не хотела тебе говорить, но не прощу себе, если не скажу...
И тишина, главное, после сообщения. Ничего больше. А уже часа три прошло, она его отправила рано утром, а я проснулась к одиннадцати. И за это время больше ни слова.
Я, конечно, забеспокоилась. Ну что там у нее могло случиться с таким-то меседжем, понятно, ничего хорошего. Пишу: что случилось?? (У неё динамик не работал, буквами общались.)
Да, отвечает, что-то Вася второй день лежит тряпочкой и не встаёт, а сейчас вообще забился под кровать за коробки, и как-то ему очень плохо, то ли отравление, то ли что, непонятно.
Выясняю: блюёт-не блюёт. Нет, говорит, просто лежит. Пишу, что сейчас приду.

Быстро одеваюсь, спускаюсь к ней.
Она сына зовёт - Олежек, достань-ка Васю.
А Вася… по всему ясно: что-то очень серьёзное. Просто тряпка и от прикосновений орёт.
Понятно же, что в больницу бегом.

Причём, Кать, чтоб ты понимала, я не в первый раз таскала её котиков в ветеринарку.
То у Муськи из глаз-носа потекло, то у того же Васьки был гнойный нарыв, костью рыбной, видно, наколол, полголовы разнесло, резали, то ещё что-то, короче, раза четыре точно.
И я никогда не брала с неё никаких денег, да и не просила даже, какие деньги, понятно, что у неё их нет, да и она вечно "ой нет денег, нет денег", а у меня как-то, вроде, возможностей побольше, да и что ж оно, мучаться будет.
Короче, говорю: давай-ка пакуй Васю. Засунули они с сыном кота в переноску, и побежала я с ним в ветеринарку. Она со мной, конечно, не пошла, мол, ноги больные, пока доползу… ветеринарка 4 квартала. И до этого, кстати, не ходила никогда. Всегда ж ноги.

Короче, прибегаю, Васю сразу на стол. А ветеринарка там такая… очень… районная, то есть, никакая не крутая клиника, но врачи очень хорошие были.
Бегом ощупывают того Васю. Желудок? Да неет. Забрали, унесли. Через 10 минут зовут. Влупили коту в уретру катетер и каак из него полилось, с кровью. Он, бедный, по всему не первый день мучался.
Короче, кот очень острый, его бегом колоть и под капельницу. Что всё плохо - ясно, но насколько, и что там осталось от почек - пока, говорят, непонятно, и вообще надо брать анализы и потом смотреть. Но температура уже потеряна до грани смерти и прогноз ну очень плох. Минимален. А кот, главное, совсем молодой, жить и жить.
Да, говорю, конечно, берите всё что надо.

Уже обкололи того кота, всё взяли, сидим на капельнице, общаюсь с врачами. Предварительно думают на мочекаменку, и на узи бы вообще съездить, но это если сейчас выживет, а то совсем критичен. И анализов дождаться.

Лаборатории своей там не было тоже, так что анализы куда-то отправляют, и будут они аж завтра.
Короче, надо пока ждать, а дальше смотреть конкретнее.
Спрашиваю, что же всё это светит по деньгам. Ничего конкретно сказать не могут, в зависимости от результатов.
Но сегодня уже со всем этим, уколы, капельницы, анализы - будет воот столько. А завтра, если сегодня выживет - еще примерно столько, уже меньше, конечно, но тоже не копейки. Дальше от анализов зависит.
И сумма уже сейчас хоть и не такая, как была бы где-то в месте покруче, но уже наклевывается ощутимо приличная, особенно когда не ждёшь таких форс-мажоров.

Ровно столько, Кать, сколько у меня сейчас есть.
И понимаешь, я же себе все рассчитала, до следующих денег дожить, но я это за сегодня-завтра уже всё до копейки отдам, и что дальше. А дальше результаты и что там.
И я уже сижу и понимаю, что это большой и серьёзный залёт. И главное - я одна сейчас с этим не справлюсь. И у меня тоже период не лучший, когда и сколько следующих денег заработаю - не ясно, заказчики вялые, своих котов двое, и у них, кстати, через недельку кончится корм… и холодильник не забит, жила себе и жила ровно, а тут такое.
Сижу, думаю.

И чего-то меня зло немного взяло. Влезать в долги? И судя по всему немалые. Херня какая-то.
И я ведь подобную сумму за лечение ее котиков уже, было, отдавала, но тогда у меня и денег было больше. И мне ведь правда не жалко самих денег, лишь бы они были, но их же сейчас почти нет. А тут же, вроде уже серьезное продолжение светит. И где эти деньги брать.

Так, думаю, у кота все-таки есть хозяева. И ладно Оксана, не самый плохой вроде человек, только бедность эта её вечная, а-ля с хлеба на кашу (ну, по её словам), еще животных кормить, куда уж лечить… но… у неё же есть сын.
И она ж на него вечно и помногу жалуется, что на гульки он где-то деньги берет, здоровенный лоб… и я думаю, может все-таки встряхнуть того сына, тем более, она ж рассказывала, что он Васю так любит, так любит, что это вообще его кот.
Вот только сын как Васю из-под кровати достал, переноску мне вручил, так и идите себе, и похуй, что с любимым котом.

И я пишу такое довольно увесистое сообщение - ну Кать, я в ахуе сижу, на меня вдруг свалилось и я вообще не понимаю, куда бежать.
Я пишу, что Ксюха, у меня большой вопрос к твоему сыну. Тут сейчас дело очень серьёзное, я сегодня-завтра отдаю просто всё, что у меня есть, пусть он как-то все-таки подключается и мне все равно, где он достанет, на гульки же достаёт, пусть помогает с котом, потому что одна я это просто не вытяну.

А она мне, Кать, знаешь, что пишет?
Она пишет: А какое отношение он имеет к моему коту.
Вот так, Кать, дословно.
Я охуеваю. Отвечаю коротко: Он имеет отношение к твоей семье, не?
Блин, ну они живут вместе!
А она пишет: ну тогда пусть усыпят. И еще пишет: не плати. просто неси его домой или оставь его там и уходи, я мол потом заберу.

И я сижу и обтекаю. Как, каак?
Как это не плати, анализы уже взяты, кот уже обколот, врачи уже скачут, да и я к этим врачам со своими котиками хожу, как это не плати, я же его принесла (хоть и знали, что кот не мой, но я сказала, что дворовой, что они там, всех помнят, кот и кот, не было времени в подробности вдаваться, да и зачем), и ситуация - пиздец.
Да и… как это забрать и назад нести? Вот что мне сейчас, пойти к врачам, сказать, хватит, побегали, снимайте с капельницы? И он же орёт от боли! И тогда уже… да, это усыплять просто сейчас.
И он молодой кот, и я же его хорошо знаю, и уже всё сделано, и на сегодня-завтра мне хватит, а там… ну… будет по анализам всё совсем плохо - тогда и подумаю. А пока надо их дождаться. Вдруг это хотя бы не хроника, а что-то временное. А там что-то придумается может.

Написала ей, что все первичное все равно уже сделано, а не платить - нет, так не выйдет. Да и вообще. И теперь надо бы все-таки дождаться анализов.
Весь день сидели мы на капельнице. На ночь все-таки отнесла кота к ней, клиника не круглосуточная.

И вот, Кать, знаешь, кошачьи боги помогли, не иначе.
Иду вечером с переноской и думаю: а где деньги-то брать, даже если там есть шансы, но все равно лечение еще надо будет, и самой жить как-то… На Оксану с сыном, понятно, надежды нет, ну их. Посидит с котом ночью - и то хорошо.

И встречаю Наташку с нашего же двора, видит меня с переноской - о, кот, что ли? Оксанин? (Он по дереву с балкона гулять ходил, его во дворе знали).
Рассказала уже, что с ним. И что если ночь переживет, утром снова в клинику, может доживет до анализов и там решать. Причём, ни про какие деньги я ей ни слова не сказала, ей-то это зачем. Наташка вдруг говорит: так, ветеринарка наша? я с утра тоже подойду.
И главное, я до этого с ней даже не общалась особо, привет-пока, как соседи.

Ночь кот пережил. Утром забрала я его у Оксаны, отнесла.
И действительно пришла Наташка утром в клинику. Поговорила с врачами, узнала, что сейчас там светит по деньгам, сказала, тоже вписывается, тем более, ей тоже нравился этот кот, хороший ведь Вася, а дальше решим как-нибудь.
И днем Наташка пришла, меня сменила, я хоть сходила поесть, кот чуть шевелиться начал, надо было смотреть.

А еще написала мне одна знакомая с соседнего двора: а чего там у Оксаны с котом-то, она рассказывала, так переживала…
Да вот, отвечаю, сидим под капельницей.
Она: подожди… ты сидишь с её котом?
И главное, ведь да, ни абсолютно свободная днём Оксана, ни сын её - никто даже просто посидеть в клинике желания не изъявил, Оксана только писала, спрашивала, как он, и что она так волнуется, что аж голова разболелась и срачка напала.

Дождались мы результатов. И по ним коту пиздец. Хоть и вряд ли хроника, острое это.
Врачи на месте уже успели посмотреть мочу, песка не нашли, предположили сильнейшее отравление с отказом почек.
И в анализах был, кроме прочего, жутко завышен какой-то там показатель. В десять раз. И с таким уже даже не живут. А кот почему-то ещё жил.
И для начала сбить хоть этот показатель, но нужен препарат. Прилично дорогой и редкий. А потом может еще надо будет, и главное, если даже собьётся, надо контролировать несколько дней, а тут нет для этого аппарата. Ну да, клиника-то совсем простенькая. Короче, надо везти в другую, покруче.
Причем, это всё даже без каких-то гарантий жизни или чего-то дальнейшего. Просто выигрывать войну по капле.

И вот стоим мы вечером второго дня с этими анализами. Я, Наташка и два врача, и решаем что делать. А врачи так и сказали: ребят, только имейте в виду, если вы решите искать препарат и переводить кота, вас там разденут. Да оно и понятно было. Лечить животных иногда дороже чем людей.
И мы все стоим, и никто не знает, как быть.
И никто не решается сказать вслух, потому что… ну потому что это надо кому-то сказать.

И тут уже я решилась. Шансов у кота крайне мало, даже с препаратом.
Короче, ребят, говорю, а что дальше-то. У меня сейчас деньги уже кончились, вот просто все. И пока, Наташ, это уже пойдут твои деньги, и я не знаю, когда они будут у меня и когда я подключусь, а их сейчас надо будет очевидно дофига, и все равно не ясно, поможет ли оно… Скорее всего, это будет в никуда.

И опять же, даже если он чудом выживет - ну что его, к Оксане возвращать? А он дальше снова на улицу выйдет, и она ж его ни кормить нормально, ни смотреть толком, ничего… а если там теперь пожизненно спецкорм, поддержка, таблетки, и ничего сейчас не ясно.
У меня два кота и съемная квартира, я больше просто не имею права заводить, Наташ, у тебя две собаки… и вот куда его потом? Кто захочет взрослого больного кота?
И что вот настолько по-крупному - это можно влезать со своими, там понятно, ужом изовьёшься, а когда такое… и без всяких прогнозов… ребят, давайте думать об усыплении, мы просто не вытянем это по деньгам.

Наташа подумала и говорит: давай попробуем, давай искать препарат и решать куда ехать, я оплачу, а там разберёмся, вдруг вытянем и пронесёт.

Звоним в одну клинику, вторую, третью… а препарата нигде нет. Тут вдруг врач начал куда-то звонить, советоваться, а чего делать-то. И кто-то вдруг подсказал, что если… подождать с препаратом, а немного поменять то что есть, а вдруг поможет. И не снимайте на ночь.
Короче, снова вешаем кота, тащим на ночь на капельнице и грелке. К Оксане тащим. Тут я, кстати, почему-то не переживала. Она вроде за ним послеоперационным когда-то нормально смотрела, не совсем уж... тем более, я понимала, что меня просто вырубит, а тут сидеть надо.
В общем, в один катетер раствор вливаем, из другого на пелёнку моча течет, моем и моем те почки.

А утром - ну снова кошачьи боги! - кот немного ожил. Хоть не тряпка, даже глазами осмысленно водит, вставать начал, даже мыться пытаться, немного мурчать…
Короче, с утра снова торчим с ним в клинике. Оживились. Сидим на капельнице третий день, ну хоть температуру наконец стал нормальную держать.
Наташка на работу уехала, после примчалась, оплатила текущее, убежала собак своих гулять, сказала завтра делать все что надо, и контрольный анализ, чё там происходит-то.

Всё ещё висим на капельнице, снова тащу на ночь к Оксане, уже с воротником, а то кот уже полуживчик, начал трубочками торчащими интересоваться.
По дороге Олежку, ее сына, встречаю, как ни в чем ни бывало красивый на гульки намылился. Ты, говорю, мальчик, не хочешь коту своему помочь, хоть немножечко? Он как-то… отморозился, мол ой, да, надо… потом помогу.
Прихожу к Оксане, затусовали мы кота на его место, обложили, сидим с ней, и она, вижу, недовольная какая-то… сколько ж, говорит, это стоило всё и нафиг оно мне надо… теперь Олегу еще деньги на это искать, самим, мол, жрать нечего. И биточки жарит, ага.
Видимо, успел ей отписаться, рассказать, что меня встретил.

Я говорю: Оксан, никто с тебя ничего не возьмёт, все понимают твою финансовую ситуацию и это не в долг никакой, всё решим с Наташкой. И с Олега твоего тоже, и так понятно, что он ничерта и не даст, но на него я - да, зла.
И кто-то ему это все-таки должен был сказать, потому что… ну блин, это хуйня какая-то, а он лоб здоровый.

И дальше про кота говорим. Что пока с прогнозами непонятно, и вероятно, кот не сможет жить дальше тут, ну контрольные возьмем и будем думать, может и обойдётся всё.
И она: так все-таки, сколько ж вы на это потратили?
Я: ну пока вот так. Дальше посмотрим.
И она вдруг говорит:
-Ну, вы сами этого хотели.

Понимаешь, не спасибо, чуваки, хотя дело не в ее спасибо, не посочувствовать хотя бы, что да, это конечно залёт, не просто промолчать. А вот так - "вы сами этого хотели". Тварь.
У меня, Катя, даже слова кончились.

Ты знаешь, я вообще заметила еще до этого одну вещь: она никогда не говорила спасибо. Помнишь, ты про подружку рассказывала, которая тоже не говорила. Которая вроде и не просила ничего, но принималась как-то так жаловаться, что ты сам ей начинал помогать чем можешь. Вот Оксана - она ж такая же. Я это понимала.
Но знаешь… вы сами этого хотели…

Я, Кать, веришь, конечно, сама уже не рада этой истории была, ну а кто был бы рад, но всё равно - не оставишь же его умирать под кроватью, и вот так… как можно было?
Я как-то скомкалась и ушла. Дома меня просто размазало. Я села и всё, руки опустились. Опустошило.
Через час она пишет, что-то не то с капельницей, капать перестала, дело явно в катетере. А еще у нее от этих нервов живот разболелся, ага.

Говорю, Ксюх, сейчас приду. Спускаюсь и думаю: так, ветеринарка уже закрыта, но в квартале есть человеческая больница. Надо идти туда проситься, может, катетер переставят или фиг знает. С капельницы снимать нельзя.
И вообще… какого хрена, не такая уж она и больная, как на рынок за шесть кварталов - так идет, только до ветеринарки ей четыре далеко, пусть хоть этот квартал до больницы со мной пройдётся, понесет банку.

Говорю: давай вместе, без капельницы нести не хочу, мало ли че там проверить надо будет, а с котом банку потом в переноску класть, если всё настроят - он сейчас слишком резвый, снова всё понарушает.
И вижу: очень она этим недовольна. И как-то к тому ведет, чтоб я просто брала кота без капельницы и шла одна. Мол, зачем сейчас та капельница… Нет, говорю, Оксан, давай все-таки пойдем вдвоем и с капельницей.

И тут её как понесло. Криком на меня. Натурально, криком. Да таким…
Вот оно мне надо это всё? А я говорила усыплять! Я вообще жалею, что тебя позвала, вот как чувствовала, не надо было тебя звать! А я говорила! Но вы же умные, вы же профессора, спасатели хреновы!

Вот именно так, "спасатели хреновы".
А я, Кать, стою и просто чувствую себя… не знаю как чувствую.
И ведь да, по всему выходит, я как-то сама принимала решение... и выходит… выходит, вроде да, сама заварила... сама кота взяла, сама отнесла, сама усыплять не стала.

Но Кать… она ведь и не стояла рядом в клинике, когда там уже все началось, она ведь даже не сказала "я сейчас приду".
Да, ты сказала его усыпить. Но сказала мне. Ну так приди и сама скажи это врачам, что усыпите его. Что ж ты вешаешь это на меня.
Скажи, когда это всё уже началось, когда в кота уже понатыкано катетеров, когда все бегали, когда уже взяли анализы… и никто ведь тебе не говорит с порога - это будет столько, а потом еще столько и вот сколько, да и не скажет никто.

Не плати. Не плати и уходи. Оставляй и уходи.
И я могла бы ей, наверное, после той смс-ки написать, мол, ну так возьми и сама приди. Приди и скажи. Или приди, оставь и уходи. И скажи, что платить не будешь.
Но да, я почему-то не стала этого делать. Ну, в тот момент это ведь тоже значило бы, что… А теперь выходило...
Она ведь просто сбросила тогда это всё на меня. А теперь конечно, "вы же сами этого хотели". И мы еще были виноваты, спасатели хреновы. Уже мы с Наташкой, потому что она подписалась тоже.
И сейчас Оксана не хотела пройти даже квартал. Со своим же котом, который был уже почти жив.

Мы всё-таки пошли вдвоем. Я, видимо, так молчала, что она поняла, что перебор.
Там продули катетер, и все полилось. Две минуты.
Молча возвращались.

Утром мы с Наташкой были в клинике, анализы пошли вниз, кот активно выражал мнение, потом было еще пару капельниц, лекарства, специальный корм... Где-то Наташка платила, где-то внезапно появились деньги у меня, короче, не знаю, сколько жизней он потратил, но мы его вытянули.
Как ни странно, без особых последствий. Ну да, какое-то время поддержки, диета… могло быть гораздо хуже.
Его в итоге забрал Наташкин брат. С Оксаной я просто перестала общаться, а потом и съехала.

Но ты знаешь чего, Кать… вот ты писала про богов, но это дело такое… это очень, очень дорого, их спасать, и ведь никто тебе ничего не будет делать, если ты без денег, ты начинаешь спасать и ты платишь. Платишь и думаешь: что я делаю… нафига оно мне всё надо… это реально очень и очень дорого. Особенно если животное не твоё.
Ну а потом ты еще и... спасатель хренов.

Хотя тоже, знаешь, вот я думаю: тут ты права, и у неё ведь никогда ничего хорошего в жизни не будет, она поэтому так и живёт, на дне.
И будет только глубже. У неё всегда и всё будет плохо. И у сына её - тоже.
Ну... просто потому что, Кать.
________

© Екатерина Безымянная
Tags: разноцветная жизнь
Subscribe

Posts from This Journal “разноцветная жизнь” Tag

  • Оставь себе детей, давай делить имущество

    Подружка говорит: вернулась от подруги, а там беда-трагедь. Муж уходит. Имущества много, 15 лет брака, двое детей. И раньше гулял периодически. А тут…

  • Достать грудь в Третьяковке

    Мои женщины мне принесли сегодня прекрасное, и я не знаю, как оно прошло мимо меня, хотя случилось еще с месяц назад, но если это по каким-то…

  • Жопа его жены

    Только что, пытаясь найти кое-какую нужную инфу в одном из месcенджеров, наткнулась на довольно короткую переписку, случившуюся года полтора назад.…

promo prostitutka_ket февраль 3, 13:54 113
Buy for 3 000 tokens
Дратути) Моя книга "Беги. Мучители. Манипуляторы" появилась в сети книжных магазинов Читай-Город в печатном виде. Так что, если кто-то хочет получить эту книжку в бумаге, теперь есть такая возможность. Можно заказать в интернете, привезут, можно позвонить в Читай-город и выяснить, в каких живых…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 394 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →