?

Log in

No account? Create an account
Любимый

prostitutka_ket


Екатерина Безымянная. Разноцветная жизнь. Отношения и зависимости


Previous Entry Share Flag Next Entry
-Ну малыш, ну чё ты?..
Любимый
prostitutka_ket
На моей кухне был потоп.
Кучка использованных бумажных полотенец и окопавшаяся в них красная, мокрая, припухшая и икающая Машка в полной мере отображали картину всамделишнего девичьего горя.
-Маш, ну перестань, из-за каждого придурка плакать - никаких нервов не хватит! - деланно-спокойно говорила я, протягивая Машке стакан с водой и внутренне кипя от возмущения...

* * * * *
Машка встретила его в автомастерской, куда она пригнала свою ласточку то ли на плановый осмотр, а то ли что-то поменять. И, отдавая ласточку в заботливые руки замызганных мужчин в робах, познакомилась со стоящим рядом хозяином приболевшего орла цвета мокрого асфальта.
Оставив своих пташек в надежных руках, они разговорились. Разговор плавно перетёк в ближайшее кафе, и через полчаса Маша уже была в восторге.
Еще бы! Не каждый день на пути среднестатистической молодой незамужней женщины попадаются интересные, умные, красивые и высокие мужчины тридцати пяти лет, смотрящие тепло и заинтересованно.

И главное - он был свободен.
Ну как свободен... Штамп в его паспорте всё ещё стоял, но, по словам красавца, это было всего лишь вопросом времени, ибо с женой он уже не жил. А вот так - после очередной, совсем уж глобальной ссоры, оставив жене и сыну все совместно нажитое, он ушел на съемную квартиру, где и пребывал в гордом холостяцком одиночестве вот уж месяца два как.
И Машка, пообщавшись с ним ещё немного, попала в эйфорию первой стадии влюблённости. А потому, когда он позвонил на следующий день и предложил за ней заехать, собралась, совершенно не раздумывая.

Он был хорош во всех смыслах, только глаза у него были слегка печальны, но, как казалось Машке, это придавало ему особую романтичность.
И, спустя ещё несколько дней прогулок и романтических вечеров в кафе, они оказались у него дома, на той самой съемной квартире.

Он смотрел на Машку восхищённым взглядом, а она таяла в его руках. Секс был великолепен, во всю силу накопленной у обоих страсти.
Потом они лежали на сбившейся простыне, она положила голову ему на плечо, он обнял её свободной рукой и закурил.
И Машка поняла, что счастье где-то очень близко...

-Знаешь, - сказал он вдруг, выпуская колечко дыма, - я очень по ней скучаю. Очень-очень, я всё время о ней думаю - как она там?
-Олежек, ты о чём? - улыбнулась своим мыслям ничего не понимающая Машка.
-О жене... - задумчиво ответил он, подвинул Машку, повернулся, приподнялся на локте и посмотрел на неё, - не знаю, что мне делать...

Маша села и уставилась на него.
-О жене? - тупо переспросила она, всё ещё не особо понимая, о чём речь.
Он тоже сел. Напротив.
-Ну да. Вот ничего не могу сделать, скучаю по ней. Нет, ты понимаешь, поругались мы и я ушёл, а теперь скучаю...

Машка замолчала.
Они сидели голые, друг напротив друга, спустя десять минут после страстного секса.
Шкала идиотизма ситуации резко пошла вверх.

-Нууу... - нечленораздельно промычала ошарашенная Машка, - это... пройдет...
-Нет, нет, ты знаешь, не проходит, - он подскочил и натянул трусы, - идём на кухню, кофе выпьем.
И Машка поплелась за ним.
-Ты классная, - сказал он, размешивая в чашках коричневую жижу, - мне с тобой хорошо, но я не знаю, что мне делать. Вот скажи, что мне делать?

Машка, бросившая курить месяц назад, потянулась за сигаретой.
-Мы с ней шесть лет прожили, сын у меня, опять же... нет, она, конечно, не права, ей не надо было со мной так разговаривать... чёрт, - он запустил пятерню в волосы, - понимаешь, любить я ее - не люблю уже, наверное, но вот скучаю же... Мы знаешь, как жили...

И в следующий час Машка много курила и слушала душещипательную историю семейных разборок своего ненаглядного Олеженьки.
Ей хотелось уйти, или хотя бы что-то ему сказать, что-то такое, резкое, чтоб он прекратил, но... вежливость, хорошее воспитание и собственная лёгкая влюбленность, вкупе с типично женской способностью сострадать, не позволили ей послать его ко всем чертям сразу.
Он, судя по всему, душевных терзаний Машки совсем не замечал.
Ему нужно было излить душу, и не важно, что момент он выбрал, мягко говоря, неподходящий.

Утром он отвез её на работу, в офис, и Машка принялась с размахом переживать о своей неудавшейся любви.
Ну да, когда мужчина после секса принимается столь показательно страдать по бывшей, тут психического иммунитета и нервной стойкости надо - ого-го! У Машки не было ни того, ни другого.
Накрывало Машку дня два подряд. Ровно до того момента, пока его голос не ожил в телефоне:
-Привет, малышка, как у тебя дела? Ты знаешь, я так соскучился, я очень хочу тебя увидеть...

И Машка...
Ну да, бабы - дуры. Не потому, что дуры, а потому, что бабы.
... и Машка пошла на свидание.

Он расцеловал её при встрече, был безупречен и галантен, и, пока они сидели в уютном ресторанчике, ни словом не обмолвился о бывшей. Машка поняла: он, наверное, наконец-то, осознал, что с женщиной вот так, о бывших, нельзя.
К ночи они оказались у него. Секс был еще лучше прежнего.

...а через час он, закуривая, обнял Машку и сказал:
-Помоги мне с этим справиться...
-С чем? - не поняла Машка.
-С этим... - неопределенно сказал он, - мне надо ее забыть.
И, подумав, добавил:
-Это всё в прошлом, я решил, точно в прошлом. А ты мне нравишься.

И Машка растаяла. Потому что бабы - что?.. Ну вот да.
Потом они снова занимались сексом, но ещё не раз он нет-нет, да и рассказывал о чем-то из прошлого.
Машке было больно, жутко больно, но всё то же типично женское сострадание и способность ставить интересы другого человека выше собственных, не позволили ей сказать ему, чтоб он заткнулся. Машка слушала, слушала, слушала, внутренне страдала сама, внешне сочувствовала и утешала, а он, теперь уже лёжа у неё на плече, к утру восхищенно сказал:
-Ты такая... замечательная... Знаешь, давай начнем сначала. Не хочу больше ничего вспоминать. Я понял, что хочу быть с тобой.

Утром он отвёз её домой. Следующие дни они перебрасывались милыми нежными смсками, и Машка оживала и влюблялась всё больше.
И когда у них обоих выдалось свободное время, она не пошла, а полетела.

Всё было прекрасно, как всегда: поцелуи, объятия, его холостяцкая квартира, простыни, страсть, милые нежности и... Когда где-то в коридоре, пробиваясь через романтическую музыку, зазвонил телефон, Машка даже и не поняла, что происходит.
Ее любовник остановился, прислушался, напрягся, быстро слез с Машки и понёсся в коридор.
Машка лежала, прислушиваясь к обрывкам разговора:
-...нет, один. Что? Зачем? Что, сейчас? Может, завтра? ...Да, да... хорошо, ладно, через сорок минут буду...

Он вошел в комнату, сконфуженно посмотрел на голую Машу и пролепетал:
-Ты знаешь, мне надо... вот... В общем, я тебя сейчас домой завезу, ладно? Ну малыыыш, не обижайся, пожалуйста, - он погладил её, обалдевшую, по щеке, - все будет хорошо, я тебя отвезу куда скажешь, ладно?
-Жена звонила? - ровно поинтересовалась интуитивно почуявшая пи*дец Машка.
-Ну... да. Поговорить хочет... Я вот... я ей предлагал завтра... ну, сейчас хочет... Блин, я поеду, да? Узнаю, чего хочет...

Они молча оделись и вышли. Машка позвонила мне, мы перебросились парой слов.
-Отвези меня к подруге, - безучастно сказала она, садясь в его машину. И назвала мой адрес.
Я привычна к гостям в виде подружек среди ночи.

Всю дорогу ехали молча, он заметно нервничал. Когда до моего дома оставалось полквартала, Машка сухо сказала:
-Останови.
Он остановил, странно посмотрел на неё, потянулся, погладил по голове и со вздохом сказал:
-Малыш, ну не обижайся, ладно? Ты же мне нужна, а с ней мне надо поговорить, просто расставить точки над i... Я тебе позвоню завтра, расскажу, как все прошло.
-Знаешь, милый, - снимая его руку со своей головы, наконец-то озверела Маша, - не надо мне звонить. И вообще, милый, иди ты нахуй вместе со своими рассказами и своей женой!
И пока он, явно не ожидавший такого, смотрел на нее круглыми глазами, вылезла из машины.

-Маааш! Ну Мааш! Ну малыш, ну чё ты? - кричал он ей из-за опущенного стекла.
-На хуй, сказала, иди! - гаркнула Машка в ночной воздух и быстро пошла к моему дому. Ей надо было пройтись в одиночестве.
И только когда он отъехал, Машу, наконец, одолел настоящий потоп из слез. Ко мне она завалилась не в лучшем своём виде...

* * * * *
-Кать, ну как так можно, ну скажи, а? - затравленно спрашивала она меня, пытаясь влить в себя воду и успокоиться. - Вот скажи, он что, не понимал, как мне это всё неприятно?
-Ой, понимал-не понимал, - раздражалась я, - да ему пофиг, он вообще о тебе не думал, так, уши свободные нашёл... Мудак!

А ты тоже хороша! Да сразу, как это началось, еще в первый раз, валить надо было!
Маш, в таких ситуациях никогда нельзя мужчину слушать! Вот как только началось такое - всё, не слушай, обрывай и уходи.
-Я хотела, - Машка как-то странно посмотрела на меня, - а потом подумала, что он же обидится, и нехорошо вот так с человеком, он мне рассказывает, а я...
-Нехорошо - это на тебя всю эту дрянь выливать! - перебила я её - Понимаешь, как только ты начинаешь это выслушивать, да ещё и, не дай бог, сочувствовать, ты превращаешься из женщины в носовой платок.

А носовые платки никто не хочет, понимаешь, Маш? Их используют и выбрасывают. Ты понимаешь, даже если бы он со временем переболел и успокоился, ты у него всегда ассоциировалась бы с тем периодом жизни, когда ему было плохо.
И в итоге он от тебя всё равно бы ушел и нашел бы свеженькую, с которой можно будет сначала.
Просто поверь мне. Ну, не знаю, считай, что это - закон жанра...

promo prostitutka_ket february 3, 13:54 112
Buy for 3 000 tokens
Дратути) Моя книга "Беги. Мучители. Манипуляторы" появилась в сети книжных магазинов Читай-Город в печатном виде. Так что, если кто-то хочет получить эту книжку в бумаге, теперь есть такая возможность. Можно заказать в интернете, привезут, можно позвонить в Читай-город и выяснить, в каких живых…

  • 1
от радости даже на русский не перешла)

ага. счастья полные штаны.

Грамотно чувак соскочил, не отходя от кассы.

охуенная радость. да.

что за ущербность то такая! по жизни лошара что ле? что тут отрываешься, первая...

хы, вы думаете вы по английски написали?

  • 1